Верхи наши тяжкие…



страница1/28
Дата21.01.2020
Размер1,52 Mb.
ТипЗанятие
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28


ВЕРХИ НАШИ ТЯЖКИЕ…

(Из серии «Генеалогия советской партэлиты»)


М.Б.Оленев

2004-2005 гг.

Гони рупь, родственник! Мне Афоня рупь должен был!

(Фкдул. «Афоня»)
Заниматься изучением родственных связей в советский период – занятие почти гиблое. Потому как Вам не только никто не предоставит сведений о том, сколько у губернатора или Президента двоюродных братьев или сватов, да еще и в суд подать могут за вторжение в личную жизнь «небожителей».

Пробовали ли Вы, например, обращаться в наш советский (а как его еще назвать!) ЗАГС с просьбой предоставить какие-либо данные (о женитьбе, например, или о смерти) своего двоюродного дедушки (или дяди, родственного колене эдак в 3-м)? Думаю, ответ всем ясен и без комментариев.

Так откуда же брать сведения, которые как магнит притягивают взоры многих российских (да и зарубежных) читателей? Ответ прост – источниками в основном выступают всевозможные газетные и журнальные публикации. Все это уже, безусловно, было описано и не раз, поэтому глупо делать из всего этого секрет Полишинеля. Моя же задача (повторюсь!) заключалась в обобщении имеющегося материала. Вопрос в другом: о степени достоверности.

Я нисколько не восхищаюсь процессом и результатами работы советских карательных органов. Тем не менее, дело они свое добре знали и полки архивов НКВД заваливались огромными томами, повествующими практически обо всех связях (не только родственных) нужных им людей. На допросах люди рассказывали обо всех родственниках, а с подсказки следователей вспоминали и таких, о существовании которых даже и не догадывались. К сожалению, такие материалы доступны далеко не всем, да и в печать они попадают нечасто. Тем не менее, архивы карательных органов – ценнейший источник информации по данной теме.

Есть такая наука – политическая антропология. Не буду вторгаться в область всевозможных определений того, чем она должна заниматься в принципе. Толкование этого понятия может занять не один десяток листов. Скажу лишь, что в узком смысле эта наука занимается изучением властных процессов и систем. В принципе здесь можно ограничится общими фразами о том, что, мол, такой-то властелин окружил себя многочисленной родней, раздал должности, ну и т.д. Но для историка (тем более генеалога) большой интерес представляет «конкретика» - кто именно, имя-отчество, а кто его родственники и т.п.

Исследователь родственные связи советской (да и российской) номенклатуры – процесс интереснейший. Но, как я уже неоднократно писал, это невозможно делать без накопленного фактического материала. Процесс постепенно идет, пусть даже и слишком медленно.

Теперь я решил пойти немного дальше. И уже на основе имеющегося материала (I и II части «Генеалогии советской партэлиты») плюс дополнительный материал можно писать историю этой номенклатуры «в лицах», начиная еще с дореволюционных времен (именно тогда и зародились все эти большевистско-родственные связи). Поэтому III часть «Генеалогии советской партэлиты» будет не просто списком родства некоторых чиновников, это будет попытка осмысления фактов.

Итак, несколько наблюдений и важных выводов. Невозможно себе представить, чтобы в советские времена первый секретарь ЦК республиканской компартии кого-то сделал своим наследником – за него это решали «наверху», в Политбюро. Однако во многих союзных республиках сохранялась «клановая система», которая только выдвигала из своих рядов того или иного руководителя высшего эшелона. И высшему руководству оставалось соглашаться с таким выбором.

Длительное время (20-е - нач. 50-х гг.) сохранялась практика управления «союзными» республиками руками присланных из столицы чиновников. Что ж, в этом была доля истины – высшее партийное руководство страны не доверяло местной элите. Исключение составляли лишь Заказказье (Грузия, Армения и Азербайджан) и Узбекистан, где во главе республиканских парторганизаций, начиная с 30-х гг. стояли местные уроженцы (Берия, Арутюнов, Багиров, Икрамов, а затем Усман Юсупов). В остальных республиках Средней Азии же доморощенных вождей начали выдвигать на первые роли лишь в конце 40-х гг.

Уроженцы Заказвказья направлялись руководителями во многие регионы Советского Союза. Так, во главе партогранизаций Таджикистана были азербайджанцы Мирза Гусейнов (1930) и Сурен Шадунц (1934); Казахстана - армянин Левон Мирзоян (1933). Первым же киргизом, возглавившим партоганизацию республики, был Исхак Раззаков (1950) (если не считать 20-х гг., когда временно исполняющими обязанности секретарей республиканского ЦК (буквально по паре месяцев) были Юсуп Абдрахманов и Дуйшеналы Бабаханов). Первым таджиком, кому партия оказала «высокое доверие» быть руководителем местного масштаба – Бободжан Гафуров (1946) (в 1937-38 гг. и.о. 1-го секретаря был Урунбой Ашуров). В Турменистане – Шаджа Батыров (1947) (в годы репрессий и.о. были Аллаберды Бердыев и Хивали Бабаев, впоследствии занимавшие символические должности Председателей Президиума Верховного Совета Туркменской ССР).

Идея «равноправности» всех республик, входивших в состав Союза, существовала, естественно, только на бумаге. На деле, представительство «братских народов» в высших органах власти, было отнюдь не пропорционально. Так, в 50-нач. 80-х гг. из Средней Азии в состав Политбюро ЦК входили только узбеки Н.А.Мухитдинов (1957-61) и Ш.Р.Рашидов (правда, только кандидатом, 1961-83), казах Д.А.Кунаев (1971-87), от стран Прибалтики – латыш А.Я.Пельше (1966-83), от Заказказья – грузины В.П.Мжаванадзе (кандидат в члены, 1957-72) и Э.А.Шеварднадзе (1978-90), азербайджанец Г.А.Алиев (1976-87).
ВСЕ!
Никогда не избирались даже кандидатами в члены Политбюро ЦК партийные боссы Армении, Киргизии, Литвы, Молдавии, Таджикистана, Туркмении и Эстонии. В это же самое время представительство Украины и Белоруссии в Политбюро ЦК было просто подавляющим.

Кстати, меня до сих пор забавляет вопрос: зачем в советские времена все, кто проходил службу в Вооруженных Силах, отправлялись служить «к черту на куличики»? Почему не рядом с домом, как это практикуется в развитых странах? Я вот, например, защищал Родину на западных рубежах – в Литве (тогда Литовской ССР). Одни мои друзья и того дальше – в Германии, другие (ничуть не ближе по расстоянию, только в другую сторону от Москвы) – близ Челябинска … Задав такой вопрос одному из своих многочисленных «прямых» и «непосредственных», я получил вполне исчерпывающий ответ: «Чтоб жизнь мёдом не казалась!… Что это за служба вблизи родного дома!» И действительно, советский солдат должен был терпеть «тяготы и лишения» (правда, непонятно, зачем!?), а какие «тяготы», когда в увольнение можно прийти домой к маме?

Точно также поступали советские вожди и с руководителями союзных республик: посылай служить подальше и меняй почаще, чтобы, во-первых, «корни» не успели пустить и не создать свою «клановую» систему на месте, а во-вторых, чтобы знали, кто в доме хозяин (а он в столице, в Москве).

Давайте без обиняков – в глубине души (где-то очень глубоко, как выразился герой фильма «Служебный роман») каждый из нас хотел бы иметь в родственниках какого-нибудь высокопоставленного чиновника (лучше, конечно, папу или тестя). Все мы – дети советской эпохи (точнее, кто отцы, а кто уже и внуки). Не важно! Большинство из нас были партийными, комсомольцами, пионерами (может, кто еще кем был!). Таким образом, все мы несем на себе отпечаток этой, уже сгинувшей в небытие (правда, условно!) эпохи. И уж, естественно, наверняка все бы хотели таким родственным положением воспользоваться.

Мой дед, Сергей Алексеевич Касьянов (1903-1993), был уроженцем с. Негодяево (сейчас Тихомирово) Клинского уезда Московской губернии. Из рассказов мамы и бабушки я знал, что другом детства деда был Арсений Григорьевич Зверев (1900-1960), знаменитый сталинский нарком финансов, возглавлявший советскую финансовую систему с 1938 по 1960 гг., также уроженец дер. Негодяево. Знаю, что они вместе работали в Клинском уездном комитете РКП(б), в 1918 г. вступили в комсомол, и именно по рекомендации Зверева моего деда в нач. 20-х гг. направили на учебу в совпартшколу в Москве, где он и остался, а потом дед всю жизнь работал экономистом. Вот, наверное, и все, что моему деду досталось от знакомства с таким высокопоставленным человеком.

Я не раз задавал маме и бабушке вопрос: ну а что ж его друг-то, не мог что ли оказать какую-нибудь услугу земляку, другу детства, «продвинуть» по службе, взять к себе в Министерство? Мама отвечала, что «не принято было». Дед был довольно скромным, не умел просить ни за себя, ни за своих близких. Бабушка упомянула лишь один факт: в 1940 (или 1941 г.), буквально перед самой войной, к Звереву на прием в Наркомат приходил младший брат деда, Касьянов Николай Алексеевич (1905-1941). Он был военным, политруком. О чем они говорили, неизвестно и о чем именно договорились - тоже. Николай погиб уже в первые месяцы войны, а о связях со Зверевым и его семьей в послевоенные годы мне слышать не доводилось. Бабушка рассказывала, что буквально до нач. 70-х гг. в деревне жила родная сестра Арсения Григорьевича, но брат ее не навещал.


НЕ ПРИНЯТО БЫЛО!
Такую формулировку я слышал много раз и охотно верю, что кичиться какими-нибудь родственными связями в 20-30-е годы не следовало. Но для кого как! Братьев, зятьев и тому подобное в руководстве хватало (и хватает до сих пор!).

Вот именно этому аспекту и посвящена данная статья. Я не делаю пока никаких глубокомысленных выводов – время еще не пришло. Практически все, что приводится здесь – лишь констатация неизвестных ранее (или уже известных) фактов. Конечно, нельзя говорить именно о генеалогии советско-российской номенклатуры – не хватает многих данных. Да и нужно ли? Копни корни какого-нибудь министра лет на 100 назад и что можно увидеть: «крестьянин деревни такой-то». Поэтому здесь больше внимания уделяется именно СВЯЗЯМ (в т.ч. и родственным). А это уже совсем другой аспект!

Для начала – некоторые замечания и дополнения к I и II частям «Генеалогии советской партэлиты».
БЕРИЯ
В 2003 г. вышла в свет книга бывшего работника прокуратуры Андрея Сухомлинова «Кто вы, Лаврентий Берия? Неизвестные страницы уголовного дела». Книга интересна тем, что в ней содержится много данных (в т.ч. биографических), касающихся самого Л.П.Берия и его родственников. Эти данные взяты из подлинных документов, заполненных в свое время членами семьи Л.П.Берия (анкет, протоколов допроса и т.п.). Поэтому, ссылаясь на это издание, я бы хотел сделать поправки к сведениям, помещенным мною в I части «Генеалогии советской партэлиты».


Отчество отца Л.П.Берия

Хухаевич

Год рождения отца Л.П.Берия – Павла Хухаевича

1872

Год рождения матери Л.П.Берия – Марты Ивановны

1868

Год смерти жены Л.П.Берия

1992. Нина Теймуразовна – уроженка с. Мартвили (в советское время – Гегечкори Гегечкорского района).

Дата рождения Серго Берия

28 ноября 1924 г. г. Тбилиси. Серго умер 12 октября 2000 г. Он был вторым ребенком в семье (первый умер при рождении)

Отчество матери Н.Т.Берия

Дарико (Дарья) Виссарионовна Чиковани

Дата свадьбы Серго Берия и Марфы Пешковой

1947

Даты рождения детей С.Л.Берия и М.М.Пешковой

Нина (1947), Надежда (1950) и Сергей (1953)

ГЕГЕЧКОРИ


На допросе в МВД СССР (1953 г.), случившемся после ареста ее мужа, Л.П.Берия, Нина Теймуразовна показывает, что ее отец – «мелкий дворянин, владевший 2 га земли», был убит в 1917 г. «стражником меньшевиков». Упоминает она и «двоюродных братьев» - Алексея и Евгения Гегечкори (с. 66). Там же она указывает, что имеет родственника Давида Биркая, сына железнодорожника.

А.В.Сухомлинов, на основании этих данных, делает вывод о том, что Александр и Евгений «родные братья Теймураза» (с. 66). Это вряд ли, т.к. у них просто-напросто не совпадают отчества. Вот выдержки из их биографий:


Гегечкори Евгений Петрович (1878 (или 1881) - 1954). Меньшевик. В 1907-12 гг. - член 3-й Государственной думы от Кутаисской губернии, один из лидеров социал-демократической фракции. В 1917 г. член Особого Закавказского комитета буржуазного Временного правительства и член президиума Тбилисского совета. С ноября 1917 г. председатель т.н. Закавказского комиссариата — соглашательского правительства Закавказья. С мая 1918 г. - Министр иностранных дел меньшевистского правительства Грузии. В марте 1921 г., когда в Грузии установилась Советская власть, эмигрировал во Францию.
Гегечкори Алексей Александрович (партийный псевдоним Саша, 1887-1928). Уроженец с. Наогалези (ныне Гегечкорского района). В революционном движении с 1902 г.. В 1921-22 гг. председатель Тбилисского и член Грузинского ревкомов. В 1922-23 гг. Нарком внутренних дел, с 1924 г. Нарком земледелия, одновременно с 1922 г. заместитель Председателя СНК Грузии. Делегат XI и XV съездов ВКП (б). Награжден орденом Красного Знамени.
В 1938 г. был арестован (имеется фотокопия протокола допроса) родственник Нины Теймуразовны по линии отца – Николай Георгиевич Гегечкори, 1891 г.р., уроженца с. Мартвили, беспартийного, бывшего зав-щего клиникой внутренних заболеваний Тбилисского стоматологического института (с. 371).

Двоюродной сестрой Нины Теймуразовны была и Александра Накашидзе из известного княжеского рода (по данным Л.Тарховой):


Накашидзе Александра Николаевна (1914). Майор госбезопасности. В 1937-43 гг. работала сестрой-хозяйкой в доме Сталина. После войны вышла замуж за Илью Циклаури и уехала в Тбилиси.
С учетом поправок и дополнений родословная роспись Берия будет выглядеть так:


  1. БЕРИЯ Павел Хухаевич (1872). Крестьянин с. Мерхеули, Сухуми. Умер между 1922 и 1953 гг. Жена – ДЖАКЕЛИ Марта (Мария) Ивановна (1868-1955)

    1. Лаврентий Павлович (1899-1953). Жена – ГЕГЕЧКОРИ Нина (Нино) Теймуразовна (1905-1992). Дочь Теймураза Сикуевича ГЕГЕЧКОРИ и Дарико Виссарионовны ЧИКОВАНИ.

      1. Этери Лаврентьевна. Муж – В.В.ГРИШИН, 1-й секретарь МГК КПСС.

      2. Серго Лаврентьевич (1924-2000). Жена (с 1947) – ПЕШКОВА Марфа Максимовна (1926), драматическая актриса.

        1. Нина Сергеевна (1947)

        2. Надежда Сергеевна (1950)

        3. Сергей Сергеевич (1953)

    2. Анна Павловна (1906 г.р.). В 1953 г. проживала в г. Сухуми.

ШАВДИЯ
На следствии Нина Теймуразовна подробно рассказывает о родственниках по линии матери (в 1-м браке Дарико Чиковани была замужем за Нестором Шавдия, умершем от болезни и имевшим 4-х детей – Ксению, Веру, Наталью и Николая). Известно, что ее сводный брат Николай Шавдия до войны работал бухгалтером в Тбилиси. О занятиях и судьбе сестер ничего не говорится.

Таким образом, схема родства Л.П.Берия по линии жены Н.Т.Гегечкори, будет выглядеть следующим образом:
2 1

Теймураз Сикуевич = Дарико Виссарионовна = Нестор Шавдия

Гегечкори | Чиковани |

†1917 | |

| ----------------------------

| | | | |

Нино Ксения Вера Наталья Николай

|

Теймураз



|

Николай
Племянник Н.Т.Гегечкори, Теймураз Николаевич Шавдия, «в годы войны попал в плен, служил у немцев во Французском легионе, получил унтер-офицерское звание. В 1945 г. был репатриирован в Грузию из Парижа. В 1952 г. арестован МГБ СССР и за измену родине осужден на 25 лет в ИТЛ» (с. 69).

Его сын, Николай Теймуразович Шавдия, сейчас работает в Совете по сотрудничеству в области здравоохранения Содружества Независимых Государств от Министерства труда, здравоохранения и социальной защиты Грузии (официальный сайт - http://cis.webmed.ru/).
КВАРАЦХЕЛИ
Из анкеты сотрудника АзЧК (1922) Л.П.Берия, заполненной собственноручно, известно, что «брат по матери» К.Д.Кварацхелия «неизвестно где находится», а «племянница» - Сусанна Капитоновна, 6 лет, находится у него на иждивении (с. 188).

Из анкеты, составленной во время допроса Л.П.Берия в 1953 г. следователем Цареградским, следует, что «мать и сестры Анна и Елена жили в Тбилиси, а сестра Агаша – в Сухуми».

После ареста и расстрела Л.П.Берия все его родственники были выселены. В «Записке И.А.Серова в ЦК КПСС о наблюдении за поведением высланных родственников лиц, осужденных по делу Л.П.Берии (1955)» (с. 447) упоминаются родственники Берии по линии матери – КВАРАЦХЕЛИ. Среди них: «племянник» Л.П.Берия – В.И.Кварацхели и его мать А.П.Кварацхелия, сосланные на проживание в Красноярский край; «племянница» - С.К.Кварацхели-Козляковская; «сестры матери» - Е.Д.Кварацхелия-Антадзе и А.Д.Кварацхелия-Квичидзе и их мужья А.Н.Антадзе и М.Д.Квичидзе, выселенные в Казахстан.

Из изданий Международного Фонда «Демократия» (Фонд А.Н.Яковлева) удалось выяснить данные о годах рождения этих лиц (в т.ч. В.И.Кварацхели (1927), А.П.Кварацхелия (1900)). А также, что Сусанна Капитоновна в 1954 г. работала на Тбилисской киностудии.

Степень родства Кварацхели и Гегечкори пока установить сложно. С учетом вышеизложенного можно привести родословную схему родственников Л.П.Берия - Кварацхелия:
Дмитрий Кварацхелия

|

----------------------------



| | |

Капитон Елена Агаша

| 1900-? 1900-?

| муж – Антадзе А.Н. муж – Квичидзе М.Д. (1901-?)

Сусанна (1900-?)

(Козляковская)

1916-?



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28


База данных защищена авторским правом ©zub.stomfaq.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница